Своя колея

Инфополанд
 
Своя колея

Поезд Москва – Варшава прибывает в Брест на Московскую сторону вокзала. На этой станции он будет стоять два часа, пока во всем составе не сменят колесные тележки. После чего поезд продолжит движение с Варшавской стороны вокзала, но уже по другой, европейской колее, ширина которой меньше отечественной на 89 мм. Откуда взялся такой разнобой?

Движение по российской «чугунке» между Санкт‑Петербургом и Царским Селом открылось в 1837 г., спустя 12 лет после пуска первой в мире железной дороги с паровой тягой, которую построил в Англии Джордж Стефенсон. Стефенсон выбрал колею 1435 мм, взяв за основу ширину угольной вагонетки, которая, в свою очередь, восходит к ширине колеи римских колесниц.

Его конкурент Исамбард Кингдом Брюнель в 1833 г. предложил почти в полтора раза большую ширину. Он полагал, что широкая колея в перспективе позволит увеличить скорость движения и поднять пропускную способность дорог. Он даже построил дорогу такой ширины, и в результате возникла неизбежность стандартизации. Специальная комиссия установила, что расходы на строительство широкой колеи выше, но не смогла убедительно показать, как это окупается в дальнейшем. Поэтому в 1846 г. британский парламент принял «Билль о ширине колеи» и утвердил стефенсоновский стандарт.

Первая российская железная дорога, построенная чешским инженером Францем Герстнером, была шириной 6 футов (1829 мм), однако никакого хозяйственного значения не имела. В 1843 г. началось строительство дороги Санкт‑Петербург – Москва. Для нее ширину колеи выбрали 5 футов (1524 мм), что и стало российским стандартом. Соображения были практические и сиюминутные: решили, что прямое железнодорожное сообщение с Европой приведет к наплыву дешевых европейских товаров в ущерб нашим. То есть защитили отечественного производителя…

В Европе нестандартная колея сохранилась только в Испании (5 футов 6 дюймов). 75 % железных дорог мира проложены по стандарту Стефенсона, 11% имеют более широкую колею, остальные – более узкую.